Пока в Республике Алтай ученые и слуги народа никак не могут найти оптимальные пути решения по сохранению, развитию и расширению сферы употребления алтайского языка, в далекой Осетии – Алании вспомнили хорошо забытое старое. С недавних пор в некоторых образовательных учреждениях Северо- Кавказского региона внедрили полилингвальную модель образования, как это было во времена советской власти. О преимуществах нововведения в программе «Важный вопрос», транслируемой ГТРК «Алания», подробно рассказал доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой ЮНЕСКО Северо-Осетинского государственного университета имени К. Л. Хетагурова, действительный член Российской Академии педагогических и социальных наук Тамерлан Таймуразович Комболов.

– Здравствуйте. Это «Важный вопрос» с Алексеем Смагиным. Программа для тех, кто хочет знать подробности значимых событий. Сегодня темой нашей беседы станет изучение осетинского языка в средних учебных и дошкольных учреждениях нашей республики. А именно внедрение в школы и детские сады полилингвального обучения. Наиболее ярким примером на данный момент является Аланская гимназия. Но здесь уклон на изучение на осетинском и русском языках был сделан изначально. Что же касается других учебных заведений, то там эта система в новинку. Давайте подробно расскажу о планах республиканского министерства образования в этом направлении. Внедрение полилингвальной системы образования выполняется в рамках программы «Национально-культурное развитие осетинского языка», которая продлится с 2018 по 2020 годы. Как заявила министр образования и науки Северной Осетии Ирина Азимова, уже с нового учебного года обучение и воспитание по этой системе планируется внедрить в шестнадцати школьных и двадцати трех дошкольных учреждениях города Владикавказа и районов республики. А со временем перечень учебных заведений будет расширяться. Новость о введении полилингвальной системы образования в учебные заведения сразу получила неоднозначную оценку общественности. Некоторые эту идею полностью поддерживают, отталкиваясь от необходимости изучать родной язык, чтобы сохранить культурное наследие. Однако у многих возникает вопрос: не будет ли чрезмерный уклон в пользу осетинского языка и не вызовет ли это так называемого перекоса? Также возникает вопрос о качестве такого образования и методических материалов, по которым планируют учить детей осетинскому языку. На эти и другие вопросы нам ответит профессор, заведующий кафедрой ЮНЕСКО Северо-Осетинского государственного университета Тамерлан Комболов.

– Тамерлан Таймуразович, здравствуйте. Большое спасибо за то, что нашли время и пришли к нам в студию поделиться своим мнением.

– Добрый вечер, спасибо, что пригласили.

– Тамерлан Таймуразович, скажите, на ваш взгляд насколько актуально внедрение полилингвальной системы образования в школы и дошкольные учреждения республики на данный момент?

– Внедрение полилингвальной образовательной системы совершенно актуальна. Более того – это важнейший вопрос, от решения которого зависит будущее осетинского языка, осетинской культуры, ну и, соответственно, осетинского народа. Дело в том, что полилингвальная образовательная система – это система современного национального образования. Термин «национальное образование» в умах общественности увязан с середины прошлого века с устарелыми технологиями, старыми методами и формами обучения, поэтому мы не употребляем словосочетание «национальное образование». Мы говорим - полилингвальное образование. Хотя оно является национальным по языку и по духу.

Проблема сохранения и развития осетинского языка не может быть решена за счет его изучения как учебного предмета. До тех пор, пока осетинский язык не станет языком обучения, он не может развиваться сам, поскольку его использование в качестве языка обучения многих образовательных предметов образует цепочку цепочки по развитию соответствующей терминологической системы языка, его лексического разнообразия, грамматических, стилистических форм. То есть, это важный импульс к развитию самого языка. С другой стороны – это несоизмеримо высокий уровень владения осетинским литературным языком выпускниками школ, которые будут не изучать осетинский язык, а учиться на нем. Такая возможность использования новых ресурсов осетинского языка для нового поколения интеллигенции, которая может вырасти из выпускников полилингвальных школ. Мы рассчитываем на эти образовательные учреждения, что они нам дадут новое поколение осетинских писателей, поэтов, драматургов, артистов и представителей других творческих направлений. Таким образом, можно с уверенностью сказать, что внедрение полилингвальной образовательной системы – мощнейший инструмент, который способен придать невиданный импульс для сохранения и развития осетинского языка.

– После внедрения такого нововведения в общественности часто возникают опасения по поводу того, что могут быть перекосы в пользу осетинского языка в отношении русского или можно ли изучать основные предметы, например, физику, биологию химию на осетинском языке. Как обстоят дела в этом направлении?

– Для того, чтобы дать развернутый ответ на поставленный вопрос, я очень коротко изложу структуру полилингвального образования и ее концепцию. Во-первых, полилингвальная, то есть, осетинско-русская образовательная система предназначена детям, для которых осетинский язык является первым в функциональном отношении. И неважно, какой национальности дети. Если языком мышления, повседневного общения является осетинский язык, то для них и предназначена осетинско-русская образовательная модель. Естественно, мы не собираемся учить детей, которые плохо понимают или совсем не понимают осетинский язык. То есть, безусловно, предусматривается вариативность обучения. Часто нам задают такой вопрос: зачем учить детей на осетинском языке, если они и так хорошо знают родной язык. Ответ парадоксальный. Преступно учить детей на том языке, которым они еще недостаточно владеют. Я имею в виду русским языком. Потому что когда неправильно выбирается язык обучения, то губится творческий потенциал этих детей. Так как урок превращается в процедуру перевода с одного языка на другой. Когда семилетнему первокласснику задают вопрос на том языке, которым он владеет в недостаточной степени, зачастую возникают ситуации, когда ребенок просит у учителя разрешения ответить на осетинском языке. И в этом случае у него все прекрасно получится. Обучение в полилингвальных классах обучение мы начинаем на осетинском языке. И первые два года школьники познают учебный материал на осетинском языке. Естественно, кроме уроков русского языка и литературного чтения, который они изучают по специальной методике, как неродной язык. Но даже в ходе изучения математики, окружающего мира, музыки на осетинском языке, обучающиеся терминологию изучают на двух (осетинском и русском) языках с тем, чтобы постепенно перейти на русский язык обучения. Итак, в полилингвальных классах у нас первые два года дети учатся только на осетинском языке. С третьего класса урок разделен на две осетинско-русские части. Учебники составлены так, что две трети текстов написаны на осетинском языке. А материалы для закрепления новой темы и повторения пройденного материала выданы на русском языке. В четвертом классе доля русского языка увеличивается, и составляют ровную пропорцию с осетинским языком. Таким образом, к пятому классу ребенок выходит с равным владением и осетинским, и русским языками. Что мы выиграли в результате такой языковой смены? В отличие от нынешней системы, когда ребенка начинают обучать на не операционном для него языке, мы выигрываем в качестве общего образования. Потому что ребенок на уроках изобразительного искусства, музыки, природоведения занят только изучением учебного предмета. В противном случае он будет вынужден потратить половину времени для того, чтобы понять слова неродного языка, на котором ему преподается математика или окружающий мир. Отмечу, что при неправильном выборе языка обучения ставится под угрозу уровень общего образования.

А если все это приведено в соответствие, то процесс усвоения учебного материала будет значительно выше.

Продолжение в следующем номере.

P.S: Кстати, по настоятельному обращению от 18 декабря 2019 года председателя правления республиканского общественного движения «Алтай Курултай» В. Д. Кудирмекова на имя главы Республики Алтай О. Л. Хорохордина, 9-10 января 2020 года делегация министерства образования и науки Республики Алтай в составе первого заместителя министра образования и науки Республики Алтай О.Б. Болтошевой и главного специалиста этого же ведомства Е.Д. Чандыевой посетила Республику Северная Осетия – Алания для изучения успешного опыта в сфере полилингвального образования. Но с тех пор прошло больше двух месяцев, а чиновницы из ответственной за образование структуры так и не поделились с публикой своими впечатлениями о далекой поездке. Потому что вскоре после возвращения из командировки Ольга Борисовна уволилась, якобы по собственному желанию, а Екатерина Дмитриевна сказала, что прежде чем дать информацию об успешном опыте североосетинских дошкольных и общеобразовательных учреждений, ей надо встретиться с большим человеком. Кого же из государственных служащих из высшего эшелона власти госпожа Чандыева имела в виду под нейтральным по смыслу и эмоциональной нагрузке словосочетанием, остается только догадываться.

Аржан Махин

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 голос)