Почти 80 лет отделяет нас от начала Великой Отечественной войны. Всё меньше остается ветеранов, которые могут как очевидцы и участники рассказать о том, чем была война для нашей страны и всего мира. О войне сегодняшнее поколение знает только по книгам, кинофильмам и рассказам фронтовиков. Каждый рассказ непосредственного участника тех далеких событий - бесценен.

Капитуляция Германии в мае 1945 г. ознаменовала окончание войны в Европе, но на Дальнем Востоке и Тихом океане Япония продолжала борьбу против союзников СССР. Согласно обязательствам, данным союзникам, 8 августа 1945 г. советское правительство объявило войну Японии. Советско-японская война, представляя собой самостоятельную часть Второй мировой войны, явилась продолжением Великой Отечественной войны советского народа.

В нашем городе живет один из непосредственных участников этих событий - Николай Захарович Долгов. Он родился в 1926 году, в селе Талица Алтайского края в семье простых крестьян, где кроме него было еще семь детей. Жили скромно, с малых лет работали в колхозе: косили, пасли коров, убирали хлеб.

"22 июня 1941 года в селе, несмотря на выходной, собирались на уборку сена. Приехавший уполномоченный объявил о начале войны, и мужиков сразу забрали", - вспоминает Николай Захарович.

В 1943 году и Николая призвали в армию. На подводах довезли до Бийска, а там на сахарном заводе посадили в вагоны и повезли на восток. На одной из станций Читинской области, куда прибыл поезд, произошло распределение новобранцев - кто попал в минометчики, кто в пулеметчики. Николай был невысокого роста, сухощавый - его определили в стрелковый полк. Два года молодежь обучали солдатскому делу. На ежедневных полевых тактических учениях командиры отрабатывали взаимодействие стрелковых подразделений с танками и артиллерией, накапливали умение быстро развертывать подразделения для встречного боя, опережать противника в захвате выгодных рубежей, действовать в обход укрепленных пунктов. Учили, как преодолевать речные преграды, лесные завалы и минные поля. В начале августа, ночью, войска подняли по тревоге и отправили к границе с Маньчжурией. Шли долго, около недели, в том числе через пустыню Гоби. Сорок градусов жары, песок, пыль, недостаток воды. Ее сбрасывали с самолетов, на душу приходилось граммов по двести. Этим не напьешься. Не поверите: есть не хотелось. А пить хотелось постоянно. Пыль, которую поднимали колонны, висела плотными тучами. Она забивала рот и нос, обжигала кожу. Закончилась пустыня, ночью, в темноте перешли реку Аргунь, и подошли к предгорьям Большого Хингана.

Японцы минировали проходы через перевалы, завалили расщелины, по которым можно проложить дорогу, ворохами битого камня. Саперы шаг за шагом прокладывали путь. Воздух содрогался от взрывов: там, где бессильны лопаты и лом, помогала взрывчатка. Она разносила на мелкие частицы могучие скалы, заваливала землей и щебнем глубокие ямы, пробивала новые проходы через недоступные для танков и автомобилей с пушками перевалы.

Войскам пришлось действовать в очень трудных условиях пустынь и гор, в самое дождливое время на Хингане и в Маньчжурии. Накануне здесь прошли ливневые дожди, которые размесили дороги, и без того очень плохие, и сделали их трудно, а местами и совсем непроходимыми всеми видами транспорта. Люди шли под проливными дождями по непролазной грязи. Наступление шло с полным напряжением физических и технических сил. Наши бойцы показали исключительную физическую выносливость, терпеливость и напористость.

Войска Забайкальского фронта форсировали Большой Хинган и вышли в глубокий тыл основным силам Квантунской армии.

Противник вел огонь из засад, из замаскированных в сопках огневых точек, соединенных в мощные сооружения. Каждый из укрепрайонов занимал до ста километров по фронту и не менее сорока километров в глубину. Строили укрепрайоны не сами японцы, а китайцы и монголы, которых после завершения строительства японское командование расстреливало в целях сохранения тайны. Оно полагало, что маньчжурский железобетонный пояс неприступен, называя его "бансей-дзиокаку" - "вечная стена", точнее, "стена, запертая на замок навечно".

Однако в течение первой же недели наступления сопротивление противника было сломлено на всех основных направлениях. Советские войска продвинулись вперед на сотни километров, расчленив Квантунскую армию на отдельные группы. Дальнейшее сопротивление было бесполезным и 17 августа командование Квантунской армии обратилось к советскому командованию с просьбой прекратить дальнейшие боевые действия.

Но японские части ожесточенно сопротивлялись даже в безвыходных ситуациях. В одном из таких столкновений Долгова ранило в ногу. К счастью, пуля не задела кость, поэтому все лечение ограничилось перевязкой…

Однажды, находясь в разведке, попали в засаду, завязался бой. После долгой перестрелки японцы выкинули белый флаг. Их взяли в плен, и завязав глаза, привезли в расположение батальона.

Закончилась война. Победа досталась дорогой ценой - в боях полегли многие товарищи, служившие с ним в одном полку. Погибли десятки тысяч советских солдат и офицеров. Многие из них полегли, штурмуя ощетинившиеся оружием предгорья Хинганского хребта.

За боевые заслуги Николай Захарович награжден Орденом Отечественной войны 2 степени, медалями "За боевые заслуги", "За победу над Германией" "За победу над Японией" и другими знаками отличия.

После окончания войны бывший фронтовик принимал участие в строительстве железной дороги Тайшет-Братск, охранял военнопленных, строивших заводы и шахты в Норильске, водил арестованных на работу на медный завод.

Демобилизовавшись в 1950 году, Николай Захарович долгие годы, более двадцати лет, служил в милиции - охранял Госбанк в Горно-Алтайске; алмазные фабрики в Якутии; проверял паспортный режим, ходил в конвой, работал с правонарушителями. По стопам отца пошел и его младший сын - Анатолий, вышедший в отставку в звании капитана, и внук - Александр.

Наталья Зиновьева

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 2.00 (1 голос)